Имитация бурной деятельности

thrombo.ru.

c37a65c3d90567fe7dc366c04b51d382

Министерство юстиции презентовало на сайте обсуждения законопроектов regulation.gov.ru поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Главное изменение: религиозные организации будут обязаны сдавать в местные органы Минюста отчет об иностранном финансировании.

Задумка законтворцев ясна – поставить под контроль «иностранных агентов» не только в сфере НКО, но и в религиозной сфере. Однако представители вполне традиционных конфессий почему-то восприняли новый законопроект весьма негативно.

Единство христиан, мусульман и иудеев

РИА «Новости» взяло комментарии у руководителя юридической службы Московского патриархата игуменьи Ксении (Чернеги), первого заместителя председателя Совета муфтиев России Рушана Аббясова, руководителя департамента общественных связей Федерации еврейских общин России (ФЕОР) Боруха Горина и председателя Российского объединенного Союза христиан веры евангельской епископа Сергея Ряховского.

Игуменья Ксения напомнила, что «изначально цель проекта была – ограничить полномочия органов юстиции по контролю за финансовой хозяйственной деятельностью религиозных организаций и освободить большинство религиозных организаций России от сдачи отчетности по расходованию денежных средств».

По мнению официального представителя Русской Православной Церкви, «Минюст не справился с этой задачей, и тот законопроект, который сейчас разработан и выставлен на общественное обсуждение, не соответствует президентскому поручению и нуждается в серьезной доработке».

Рушан Аббясов полагает, что поправка нецелесообразна и может «усугубить положение некоторых религиозных групп, которые еще не получили регистрацию. Они просто не захотят переходить в формат именно местной, зарегистрированной религиозной организации. Более того, эта поправка – не проблема для централизованных религиозных организаций. Но где-то на селе, в деревне, где сегодня есть приходы разных религий, будет тяжело. Мы понимаем, что туда не поступают какие-то средства из-за рубежа, но при этом эти отчетности будут усложнять их жизнь», – отметил представитель Совета муфтиев.

«Государство желает знать источники финансирования (особенно заграничного) общественных объединений, для того чтобы понимать, насколько то или иное объединение зависимо от иностранного влияния. Это достаточно опасное средство в том смысле, что общественные организации (а это касается и светских, и религиозных организаций) на то и общественные, что являются независимыми от государственных органов. Соответственно, такого рода отчетность увеличит зависимость от государственных органов, что, в общем, в гражданском обществе не очень хорошо», – считает Борух Горин. Он также заверил, что конкретно ФЕОР эти поправки никак не коснутся.

Пятидесятник Ряховский заявил, что даже если поправка пройдет, она не будет работать. «Мне кажется, что здесь нужен какой-то иной подход, но не такая отчетность. Я не думаю, что какая-либо традиционная или иная конфессия России будет согласна предоставлять такие отчеты», – сказал он, добавив, что у возглавляемой им конфессии нет валютных счетов уже 15 лет.

Лень или мегаконтроль?

За каждой террористической атакой в России следуют какие-нибудь ассиметричные меры. После трагедии в Беслане отменили губернаторские выборы. После теракта в аэропорту (!) «Домодедово» начали ставить рамки на железнодорожных (!) вокзалах. И неизвестно, каким было бы количество жертв новогоднего теракта в Волгограде, если бы бомба взорвалась не в толпе ожидающих досмотра, а в менее людном месте.

Также в дни после волгоградских терактов специалисты говорили о том, что если уж досматривать людей на входе в вокзал, то рамки должны располагаться не в закрытом помещении, где каменные стены и потолок усиливают поражающий эффект взрыва, а снаружи, чтобы взрывная волна рассеялась. Но вотще: пункты досмотра остались на тех же местах, плюс появилось множество новых – в узких коридорах московского метро.

Наконец, после терактов в Волгограде ввели обязательное предъявление паспорта при посадке в междугородний автобус.

К европейскому опыту нынче апеллировать немодно, но тем не менее напомним, что в большинстве стран паспорт не нужен для посадки ни в поезд, ни в автобус. Единственным исключением является самолет, но и это скорее дань традиции, и регулярно возникают разговоры о том, чтобы отменить предъявление документов на внутренних рейсах.

Минтранс и РЖД объясняют необходимость предъявления паспорта требованиями безопасности, но объявленные в розыск террористы не путешествуют по собственным документам. А квалификации проводника и водителя автобуса недостаточно для того, чтобы распознать фальшивку.

Точно так же террорист не пойдет на пункт досмотра – если только у него нет цели этот самый пункт досмотра взорвать посреди «любезно» собранной толпы, как это и произошло в Волгограде.

В результате на иллюзию безопасности тратится огромное количестве денег и времени. Разумеется, в случае ЧП спецслужбам сейчас очень просто поднять базу данных по билетам и предъявить аналитическую записку, согласно которой никого из объявленных в розыск террористов в последние дни в город не прибывало. Нет ни одного сообщения о том, что благодаря паспортному контролю в поездах и автобусах был пойман опасный преступник.

Новая инициатива Минюста – из той же серии: «Введем обязательную отчетность об иностранном финансировании и тут же поймаем тайную секту поклонников ИГИЛ». Не поймаете. А если поймаете – то благодаря не отчетам, а работе спецслужб.

Бюрократия ни в одной стране мира не помогала предотвратить терроризм. Наоборот, настоящему террористу всегда было проще осуществлять преступную деятельность среди ленивых, сытых и самодовольных чиновников.

Теракты предотвращает только кропотливая агентурная и аналитическая работа. А вовсе не билеты по паспорту или обязательная отчетность религиозных организаций.

Бессмысленность или провокация?

Дискриминация рано или поздно прорывается в виде экстремизма: за примерами далеко ходить не надо, из последних – события в американском Фергюсоне. Когда какая-то социальная или национальная или религиозная группа чувствует себя ущемленной, рано или поздно это приводит к взрыву.

Из федерального бюджета будет выделено около 2 млрд рублей на строительство православных духовно-просветительских центров по федеральной целевой программе «Укрепление единства российской нации». Чем займутся эти центры, сказать сложно. По одной версии, там будут проводиться некие «церковно-общественные мероприятия», по другой – «вестись миссионерская деятельность».

Поскольку в России церковь по закону отделена от государства, деньги получают «духовно-просветительские НКО».

По сути это значит, что под лозунгами «укрепления единства» позиционирующие себя православными НКО получают по всей стране недвижимость на сумму 2 миллиарда рублей. И как они будут использовать эту недвижимость – понимания нет ни у самих организаций, ни у дающего им деньги Министерства культуры.

Разумеется, у мусульман и представителей других российских религий возникает резонный вопрос: почему им нельзя построить, например, храм в Москве, а на православные духовно-просветительские центры выделяются миллиарды?

Да и не все православные понимают, зачем нужны эти ДПЦ и как они смогут укрепить единство «российской нации».

Вот чем бы стоило заняться Минюсту вместо того, чтобы разрабатывать заведомо бессмысленные и неработающие законопроекты.

Петр Бринский

Источник: kavpolit.com

Be the first to comment on "Имитация бурной деятельности"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*