Миграция в ЕС: причины полицейского бессилия

thrombo.ru.

63cebdc346c63500f002bdd2fe89e558

Последствия новогодней ночи в Кельне расходятся по Европе живописными волнами. Подробности насильственных инцидентов накладываются на новые возмущенные протесты. Возникает сложная, бурная, беспокойная картина – в случае с европейскими правоохранителями эта картина имеет абстрактный вид. То есть вроде бы подчиняется определенным законам композиции и контрастов. Но решительно невозможно понять замысел художника и его подлинное отношение к зрителям.

За две недели января 2016 года стало известно:

Что в Кельне объектами уличных нападений и унижений стали как минимум 650 женщин. Хотя первые 90 заявлений были поданы только через неделю после новогодних инцидентов и вызвали скептическое отношение городских властей своей массовостью. За неделю массовость новогоднего криминала возросла в семь раз.

Что в результате полицейского расследования выявлено 30 участников уличного насилия на вокзале и близ собора г. Кельн. Из них 18 – представители последней волны мигрантов-беженцев, а остальные прибыли в Германию годом-двумя ранее. Что ни один из подозреваемых в кельнских нападениях не задержан и не арестован.

Что аналогичные правонарушения/преступления в ту же новогоднюю ночь совершены в Гамбурге, Мюнхене, Лейпциге, в Вене и в Хельсинки. К ответственности в Германии, Австрии, Финляндии никто не привлечен.

Что в немецком городке Адельсхайм группа из пяти подвыпивших граждан Польши ворвалась в приют для беженцев. С целью мести за выброс мусора в неположенном месте. Состоялась драка и все пятеро поляков были задержаны местной полицией.
Что в Кельне состоялся марш протеста в связи с нападениями лиц иностранной внешности на жителей Германии. Участники марша были разогнаны немецкой полицией с помощью водометов при температуре на улице чуть выше 0 ˚C.
Что в Лейпциге произошли столкновения между правыми националистами и левыми активистами, атаки на приюты беженцев с битьем стекол и витрин. Немецкой полицией задержано более 200 человек с немецким гражданством.

Почему полиция Европы и особенно Германии бессильна по отношению к противозаконным действиям беженцев и мигрантов? Почему карающие дубинки и водометы правосудия обрушиваются исключительно на собственных сограждан, словно у приезжих имеется дипломатический иммунитет? Причин подобной избирательности несколько, они глубинны и объективны:

— У европейских полицейских служб отсутствует опыт и методика противоборства с агрессивными сборищами людей, каждый из которых оказывает демонстративное сопротивление и неуважение к полиции. Толпы немецких фанатов, ультрас, даже неонацистов опасаются игнорировать полицейские указания – они в подавляющем большинстве состоят из законопослушных личностей. Им есть что терять в случае серьезных проблем с законом. Неуправляемая толпа, которой особо терять нечего – внезапный феномен для законопослушных европейских стран.

— У европейских полицейских служб отсутствуют «глаза и уши» в среде мигрантов. По признанию правоохранителей среднего звена, в районы компактного проживания мигрантов «трудно проникнуть». Агентурная работа и вербовка осведомителей пребывают в зачаточном состоянии и сопряжены с большими трудностями. Неизвестны замыслы этнических криминальных сообществ, само наличие и генезис этих сообществ, конфликтов между ними. Нет специалистов по мониторингу социальных сетей, по сбору любой информации на иностранных языках, по субкультуре, сленгу и иерархии в среде приезжих. Отследить и подготовиться к акции местных жителей сравнительно легко. Выявить преступные замыслы иноязычных иностранцев, оперативно отреагировать гораздо труднее.

— У европейских полицейских служб присутствует страх применить насилие по отношению к униженным и обиженным беженцам. Единственный крик в лицо полицейскому «NAZI!!» парализует его вместе со всеми напарниками в зоне слышимости. Нарушитель удаляется, издевательски пританцовывая. Начальство требует мягкости и деликатности, либеральные СМИ готовы смаковать кадры полицейского «беспредела» во всех подробностях прайм-таймов. За решительную жесткость грозит немедленное увольнение с позором и поражением в материальных правах.
После вопиющего кельнского инцидента сайт местного полицейского управления отрапортовал о полном правопорядке в новогоднюю ночь. Теперь начальник кельнской полиции лишился должности – но уже как ритуальная жертва на алтаре 650 заявлений об уличном насилии. И как вести себя его коллегам в рамках стратегии «Куда ни кинь – всюду клин?». Лишь бы день простоять и ночь продержаться до пенсии или отставки?

— Для европейских полицейских служб задержание мятежных мигрантов часто не имеет практического смысла. Пока они не совершают тяжких и очевидных преступлений. После подавляющего большинства арестов беженцы уже через несколько часов оказываются на свободе.
Койки и пайка в общежитии их лишить нельзя.
Социального жилья лишить нельзя.
Пособия в виде 300 наличных евро, бесплатной медицинской помощи и других социальных гарантий лишить нельзя.
Привлечь к ответственности за хулиганство, кражи и за большинство ненасильственных преступлений лиц моложе 20 лет практически нельзя.
Покарать запретом воссоединения с семьей категорически нельзя.

Выслать на неблагополучную родину таких правонарушителей крайне трудно. Например, по федеральным законам Германии основанием для экстрадиции является приговор на трехлетний тюремный срок и выше. После неспешной и тщательной судебной процедуры и при согласии властей страны исхода принять криминального репатрианта. В воюющие страны, в государства с бушующей гражданской войной (Ирак, Афганистан, Сирия, Ливия) высылать людей недвусмысленно запрещено Конвенцией о беженцах. Без потерянных либо сознательно уничтоженных документов экстрадиция невозможна.

Ради чего усердствовать силовикам в таких условиях?

Полицейское бессилие усугубляется ростом численности мигрантов, последний месяц прибывающих исключительно в Германию. Свои границы и пропускные пункты закрыли все остальные страны ЕС. Последний немецкий соратник Швеция – в декабре 2015 года. Европейская солидарность работает в режиме солидарного направления потока беженцев исключительно в распоряжение лидера ЕС. Польша обязуется принять за весь 2016 год… 400 беженцев при квоте на 7.000!
В европейских странах нарастает социальная напряженность, неразбериха в управлении, распределении пособий, помощи и т.п. До недавних пор мигранты из Сирии получали в Германии статус беженцев в 97 % случаев, причем без документального подтверждения своих слов! Разумеется, количество «лично приглашенных фрау Меркель» сирийцев выросло в геометрической прогрессии. Сколько из них училось в «университетах» халифата?

Дополнительную сложность представляет иждивенческие настроения в среде новых мигрантов. В отличие от гастарбайтеров прошлого века, порядка 90 % нынешних переселенцев в Европу готовы существовать исключительно на социальное пособие. Многие – поколениями и десятилетиями. Локальные успехи интеграции раздуваются до невероятных масштабов. Хотя языковые и культурные барьеры, отсутствие образования и карьерного опыта объективно мешают учебе или трудоустройству. Тем более когда есть гарантированный социальный минимум. Часто превышающий доходный максимум в стране исхода. Зачем «горбатиться» в раю?

Европейские СМИ заняли активную гуманную позицию – беженцам необходима поддержка, нужда не знает границ, всем миром поможем чем можем. И вот венгерская-македонская-сербская полиция выглядит карательными злодеями, в кадрах плачут маленькие дети, несчастные женщины толкают тележки.… Всё так, но кадры с подавляющим преобладанием молодых мужчин среди беженцев почему то не публикуются. Грубость, наглость и бескультурье мигрантов обходится вниманием. Силовые разгоны недовольных европейцев пребывают на периферии медийного внимания.
Наличие «спящих» террористов среди миллионов беженцев, ошибочность миграционной политики лидеров ЕС – и вовсе жесткое табу на уровне журналистской самоцензуры. Столкновение либерального вымысла с насильственной реальностью вызывает всплеск эмоций. Выплескивается в обвинения полицейских служб в несостоятельности.

Единая Европа и Германия как лидер ЕС представляют собой устойчивое и материально обеспеченное общество. Масштабные катаклизмы от наплыва мигрантов ему вряд ли грозят. Уроки кельнского инцидента будут учтены. В ближайшей перспективе полиция постарается наладить контроль над иностранными сообществами, повысить уровень своей информированности, увеличить количество и качество специалистов по «восточным» и «южным» вопросам. Возможно ужесточение наказаний за неповиновение служителям закона, упрощение процедуры экстрадиции злостных нарушителей, усложнение доступа в ЕС для новых беженцев.

Но имеющегося количества незаконных мигрантов уже достаточно для серьезной нагрузки на социальную систему европейских стран (особенно Германии, Швеции, Бельгии, Австрии). Его достаточно для превращения отдельных районов европейских городов в криминальные зоны, для роста популярности политиков правого и ультраправого толка. Для появления и расширения параллельного суб-общества мигрантов, добровольно-принудительных гетто XXI века. Со своими обычаями и законами, со своими границами и правителями.

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru

Be the first to comment on "Миграция в ЕС: причины полицейского бессилия"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*