По русскому образцу

thrombo.ru.

f6765418c6807e519f2e61607e259a27

 История любой цивилизации развивается по замкнутому кругу, сочетая в себе подъемы и упадки. Когда-то Великий Рим блистал своим могуществом, потом прозябал в безвестности, пока не превратился в «симпатичное» государство Италия. До Рима корону первенств держала Греция, еще раньше – Египет, — миры, давно упавшие с пьедестала мирового Олимпа. О подобных циклах развития писали еще Л. Гумилев и В. Мошков (выдающий русский ученый начала ХХ века, к сожалению, ныне забытый – прим. авт). Нет смысла повторять их выводы о цикличности мира. Остановимся на России.

Россия не только не избежала этой цикличности, вся ее история – смена стремительных всплесков, приводящих к «блистанию» и периодов тяжкого прозябания. Но, прежде всего, выделим основные факторы, которые лежат в основе подъема или упадка общества.

Ученые не раз пытались найти критерий, характеризующий само понятие «развитие». Наиболее известный здесь – формационный подход Маркса, выделявшего  в качестве этого фактора систему отношений в сфере производства. Другой известный ученый американец У. Ростоу критерием развития «сделал» чисто технический фактор – прогресс в производительных силах. Существуют и цивилизационные характеристики, называющие в качестве основы систему культурных ценностей. Однако данную проблему, как мне представляется, надо рассматривать более комплексно. Здесь и духовные факторы —  система сложившихся ценностей в обществе, ее близость к Евангельским заповедям (или отдаленность от них), и уровень производства, и политическая структура, и экологическая безопасность государства. И тогда теряют вес прежние «научные термины» — капитализм, социализм и др. Чем проще, тем лучше: есть подъем общества, есть его упадок. На примере России можно выделить следующие витки (глобальные периоды) ее развития:

Создание Древнерусского государства и подготовка условий для первого подъема.  Первый подъем.

Скажем сразу: подъем государства не начинается с момента его создания, проходит период и довольно длительный. На Руси же подобное произошло. Уже в IХ веке наши предки были более цивилизованной страной, чем любая из европейских. Широко распространилась грамотность, ремесла являлись верхом совершенства, мостовые в Новгороде появились в XI веке, а в Париже  — только два столетия спустя. Тот же Новгород был первой демократической республикой в северной Европе, свободными от тоталитаризма были и другие регионы, где власть князя представляла собой, скорее, власть старшего брата. И уж естественно ни о какой инквизиции никто и слыхом не слыхивал.

В чем причина такого парадокса истории? Мне представляется, что широко распространенное мнение о самом создании Русского государства в 882 году, когда объединились Киев и Новгородская республика, крайне ошибочно. Известный русский ученый В. Чудинов как-то иронично заметил по этому поводу: «Надо же, в VIII веке наши предки, оказывается, бегали в звериных шкурах, а спустя столетие создали процветающую (по меркам древности) державу. Согласитесь, в то время было подобное невозможно». С Чудиновым не согласиться сложно. Скорее всего, еще до возникновения древнерусского государства, на этой территории существовали «цивилизационные  анклавы» с господством храмовой организации общества. Пример такого анклава был обнаружен на юге Воронежской области, так называемая Городищенская Русь. Интересно, что по одному из каналов Центрального ТВ сначала об этом рассказали, как о величайшей сенсации. Потом – успешно замолчали. Что объяснимо. История, как ее нам преподносят, — величайшая ложь на свете: с любого факта снимают шкуру, точно с жертвенного козленка, разделывают внутренности, затем под шкуру набивают опилки и водружают чучело на пьедестал. Фокусники от науки с удивительной виртуозностью заставляют чучело вертеть головой, даже блеять, создавая видимость, что «козленок» и впрямь живой. И за этот обман  «проходимцы от науки» будут стоять насмерть! Ведь иначе получается, что все их изыскания следует навечно спрятать далеко-далеко. Ликвидировать их школы, закрыть массу диссертаций.

Подъем, который испытало Древнерусское государство, не следует  понимать, как «вечное поступательное движение вперед». Здесь было много проблем, катаклизмов, противоречий. Но все-таки это был серьезный прорыв русской цивилизации. На какой-то момент она превратилась едва ли не во флагман мирового развития.

Подготовка условий для падения.

Второй виток движения наступил после распада единой страны на отдельные княжества. Вроде бы продолжался рост ремесел, система отношений, как таковая. Но «осколки» целого, к тому же ослабленные внутренними распрями, не могли долго существовать в силу географического положения Руси. Самой судьбой ей предначертано развиваться только как единому мощному государству. Оставалось ждать  внешнего врага. И такой враг пришел, злой, беспощадный, у которого преобладали варварские привычки, а культурные традиции в основном ограничивались военными ремеслами. Созидания мало, а вот разрушения – наоборот. С этой разрушительной силой и пришлось столкнуться нашим предкам.

Падение.

Естественно данный виток стал страшной неизбежностью. Варвары ударили по самым основам великой цивилизации. Пусть даже они не жили здесь, а возвращались после набегов к себе в Орду. Покоренная территория не могла подняться  выше определенного уровня. Завоеватели принесли одно из самых страшных зол: идеология свободной личности сменилась идеологией чинопочитания, властители и их приспешники превратились в культовых божков. По мнению некоторых ученых за время оккупации Ордой Русское государство отстало почти на 500 лет. Из лидера оно превратилась в аутсайдера.

Ограниченный подъем.

Этот период в российской истории начинается после изгнания захватчиков, объединения страны при Иване III и Василии III, последующем расширении территории при Иване Грозном. Русь превратилась в мощное государство в военном плане, с ней стали считаться и Запад и Восток. Но во внутреннем отношении государство становилось аналогом восточной деспотии. Царь имел права, наподобие турецкого султана. Жестокость в отношении  с вассалами стала нормой бытия. Так, например, было вырезано до восьмидесяти процентов жителей Новгорода, носителя «свободных идей». Хотя, конечно, и положительную роль Ивана Грозного, как государственника, переоценить трудно. Но последующие после его смерти серьезные политические и экономические потрясения говорят, что создать прогрессивную, стабильную систему даже этому великому монарху так до конца и не удалось.

Подготовка условий для нового подъема.

Попытку экономического подъема предпринял Петр I (несмотря на неоднозначность этой исторической фигуры), продолжили Екатерина II и русские императоры начала-середины ХIХ века. Создавались новые условия жизни, реформы шли как в духовной, так и в материальной сферах, совершенствовались юридическая и политическая системы, росло производство. Характерно, что развитие шло не по западным лекалам, а в рамках существующих российских традиций. В 1861 – 1887 гг. страна готовилась к открытому мощному прыжку, который бы превратил Россию в самую передовую страну мира.

Подъем.

С 1897  по 1913 гг. было поистине «золотое время» в истории Российской Империи. Все производственные сферы выросли более чем на 100 процентов, промышленность учетверила свою производительность. Расходы на сферу образования выросли более чем в десять раз. В 1909 г. число высших учебных заведений в России превышало число университетов во Франции в 14 раз. Известный английский экономист Эдмонд Зей писал, что если бы события в мире с 1912 по 1950 гг. развивались бы так же, как с 1910 по 1912, то уже к середине ХХ века Россия стала бы первой в мире в финансовом, экономическом и политическом отношении. И, конечно, — мощный всплеск культуры и искусства. По всем характеристикам высочайшее развитие.

Упадок.

Война и последующая революция привели к жутчайшей трагедии. Естественно, этот виток в ее развитии не мог быть ничем, кроме, как катастрофическим упадком.

Относительный подъем.

Понятно, что речь идет о сталинской эпохе. С одной стороны, безусловно, величественной: мы стали ведущей военной державой, провели индустриализацию, культурную революцию. Но выделенные ранее факторы подъема и упадка  не позволяют говорить об этом периоде, как о «классическом подъеме».

Ещё один упадок.

Он начинается со смерти Сталина, продолжается в процессе перестройки и последующей дезинтеграции страны, вплоть до разрушения СССР. К сожалению, сейчас наблюдаются лишь первые потуги выйти из пропасти.

II

Можно ли избежать цикличности? Правильнее спросить: можно ли избежать неизбежных спадов?

Я и сам часто задумывался над этим. Все-таки нельзя! Человеческие пороки не позволят обществу быть в постоянном развитии. А потому, как сказал великий Пушкин: «Сегодня ты, а завтра я». Именно нравственное несовершенство человека заставляет его совершать поступки, какие, на первый взгляд, кажутся бессмысленными: уничтожение собственного народа на Украине и т. д. В конце концов, стремление к пороку приведет человечество к обольщению антихристом. И к апокалипсису!

Но это не значит, что мы должны изначально «опустить руки и не проводить никаких мероприятий по «совершенствованию» нашего общества. Какие это могут быть мероприятия. Рассмотрим каждую сферу в отдельности.

Духовная сфера.  Здесь задача предельно ясна и невероятно сложна: вытеснить из Интернета, с экранов ТВ все, что развивает в человеческом сознании порок во всех его видах. Для этого должна быть создана система культурных приоритетов, запрещены программы, фильмы, книги, разжигающие ненависть к России, а также антинравственные основы общества.  И, наоборот, — всяческая поддержка (финансовая, организационная, административная) деятелей культуры, стоящих на патриотических позициях.

Можно ли это делать в условиях рынка, когда преобладает чисто коммерческий подход и сформирована определенная система «ценностей»? Я уже говорил о сложности реализации подобной патриотической программы: Россию тут же обвинят в отсутствии альтернативной точки зрения, в давлении на инакомыслящих и так далее. А под сами программы возрождения потребуются деньги, «которых нет». Но, во первых, автор этих строк не призывает вернуться к тотальному идеологическому давлению на авторов (повторяю: запретить только антинравственное!). Стоит говорить лишь о приоритетах при продвижении патриотов. Разве США или Европа действуют по-другому? У нас же этот приоритет имеют те, те, кто как раз и не испытывает любовь к России.

Возьмите современное ТВ. Вроде бы многие телеканалы «кричат за Путина», но что дальше? На одном – бесконечная череда убийств, — такое ощущение, что его создавали зеки для зеков. На другом изгаляется «миловидный мужчина», приглашающий в качестве героев своих передач откровенных садистов и шизофреников. На третьем… впрочем, достаточно.

Но поддержка деятелей культуры патриотического направления не означает, что нужно толкать приглаженные вещички, типа часто встречавшихся в свое время «советских бодрячков». Патриотическая вещь должна быть интересной, нравится публике, по своему качеству и уровню мастерства вытеснять «либеральное чтиво». Так в свое время держал первенство в состязании с Голливудом национальный итальянский кинематограф. Поэтому нет ничего страшного, если в произведениях иногда встречается «клубничка». Главное – идея, которую проповедует писатель или режиссер. А современной России как никогда нужны русские идеи: сильное государство, богатый духовно ни материально народ.

К вопросу о финансовой поддержке. Свободных средств сейчас очень много. Нужно их правильное перераспределение, система налоговых скидок для предпринимателей, активно поддерживающих духовное развитие страны.

Экономическая сфера. Современная экономическая система пришла в упадок. Это признают и на Западе, причем, на самом высоком уровне. Но разговоры остаются разговорами, а всеядный банковский капитал продолжает пожирать страны. И если так дело пойдет и дальше, «цивилизованный мир» просто рухнет.

Критиковать легко. А какова она, новая концепция развития? Возможно, такая.

Уже в ближайшем будущем производство разовьется настолько, что не будет смысла привлекать в производство большое число людей – наоборот, работников станет все меньше и меньше. А продукции столько! На любой вкус. Потребности растут, а денег у населения не хватает. Сейчас государства разными способами регулируют занятость, пытаются ограничить безработицу. Но когда-нибудь это искусственное ограничение закончится, нано-технологии  станут наступать по всему фронту. Скорее всего, государства перейдут  на виртуальные деньги, создание виртуальных банков, где определяется доля индивида в общественном богатстве. На счет человека будет положено определенное количество средств. Каждый станет своего рода рантье: большой или маленький. А наращивание богатства каждого будет зависеть от его вклада. Перечисления на его карту будут зависеть либо от личной предприимчивости, либо, в зависимости от финансовой мощи государство определит ценность человека для общества и само профинансирует его. Постепенно, в условиях производственного изобилия, высшей ценностью станут не нынешние «золотые унитазы», а общественная значимость, участие в глобальных проектах – борьба за сохранение экологии, полеты в космос и др. И деньги на проекты искать не надо, раз уже существует виртуальный банк. Какие перспективы для открытий, творчества!

Это просто один вариантов новой экономической модели. России следует усилить поиск совершенствования экономических отношений. Постараться опередить в этом остальные страны.

Политическая сфера. В России имелся опыт создания эффективных «политических форм», способствующих развитию разных сторон общественной жизни, в том числе выработки прогрессивных моделей экономического управления. До революции это были земства, в период существования СССР – советы, к сожалению утратившие свое первоначальное значение и превратившиеся, скорее, в тормоз. Но идея осталась. Может, есть смысл реанимировать ее, но придать ей новое содержание? Здесь даже не столь важно, какое название у этих органов управления, оно может быть любым. Но вот какие функции они в итоге несут!..

Нельзя, чтобы органы власти попадали под влияние какой-либо политической силы, лучше сделать их беспартийными, чисто территориальными, ориентированными на хозяйственную деятельность конкретного региона (на низовом уровне) и на законотворческую – верховный уровень. Единственный хозяин  органов власти – избравший их народ. В случае если выясняется, что какой-либо депутат или группа депутатов лоббируют «интересы влиятельных структур» к ним применяются самые суровые методы административной, а, возможно, и уголовной ответственности. Скажите, что это утопия? Тогда давайте оставаться в плену вечной коррупции. До конца избавиться от подобного лоббирования все равно не удастся. Но, по крайней мере, снизить остроту проблемы возможно. Такая практика существует и в Скандинавских странах, и в Китае, и в некоторых других местах.

Экологическая сфера. В обществе должно утвердиться осознание того, что экологические принципы важнее любых экономических проектов. Но пока господствует культ денег, загрязнение окружающей среды продолжиться  катастрофическими темпами. В итоге наступит такое время, когда уже не надо будет никаких денег

Смена общественных элит. Она должна происходить постоянно, с использованием мощного административного ресурса. Расцвет в деятельности любой элиты продолжается не более 10 лет. Затем наступает период, когда она уже думает не о развитии страны, территории, сферы деятельности, а о консервации сложившихся устоев, помогающих ей сохранять власть или привилегированное положение в обществе. Нужно вливание новой крови, иначе наступит стагнация в том или ином виде. Стагнация в политике, экономике, искусстве, научных исследованиях. А стагнация – предтече революционных потрясений.

III

Можно ли реализовать все эти изменения и добиться таким образом нового витка подъема? У нас, русских есть одно удивительное качество: мы слишком консервативны. Консервативны до такой степени, что, боясь «страшной новизны», готовы отрицать очевидные и перспективные вещи. Так было с генетикой, кибернетикой и прочим. Но когда мы включаемся в процесс, то быстро опережаем все другие страны. Недаром так почитаемы на Западе наши ученые, в том числе работающие в некогда «третируемых» у нас научных исследованиях. Не пора ли забыть про консерватизм и приступить к реформации нашего образа жизни. Только не по западным или восточным принципам. А по русскому образцу!

Александр Владимиров

Источник: zavtra.ru

Be the first to comment on "По русскому образцу"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*