Поднять бизнес на рога

thrombo.ru.

29a6896ca174d8b33b50b493f1e0b0e7

Калмыцкая компания намерена стать крупнейшим игроком на рынке КРС ЮФО.

Крупнейший калмыцкий производитель мраморной говядины — компания ООО «КалмБиф» (в карточке компании на ЕГРЮЛ указано, что она также специализируется на разведении овец, коз, лошадей, ослов, мулов и лошаков) — собирается строить откормочный комплекс для крупного рогатого скота с перспективой его расширения до 50 тысяч голов, а также развивать розничную сеть мясных бутиков в Москве и Южном федеральном округе.

В прошлом году компания открыла мясной бутик в самом центре Москвы. Основной вид продукции — вырезка в вакуумной упаковке. В ближайшее время планируется начать производство продукции глубокой переработки и полуфабрикатов: пельменей, котлет и т.п.

Собственные пастбища, откормка, переработка и розничная сеть делают компанию вертикально интегрированным мясным холдингом замкнутого цикла. О перспективах развития в интервью КАВПОЛИТу рассказал генеральный директор ООО «КалмБиф» Станислав Ильянов.

— В последние годы в России большей популярностью пользуются проекты в области птицеводства и свиноводства. Вы специализируетесь на крупном рогатом скоте. По-вашему, это перспективный сегмент?

— В 2014 году в среднем на одного россиянина пришлось 13,4 кг говядины, хотя по нормам Всемирной организации здравоохранения необходимо потреблять не менее 25 кг на душу населения.

В России в то же время было продано 1,9 млн тонн говядины, из которой не менее 41% пришлось на импорт. При наличии государственной программы импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности потенциал роста этого сегмента животноводства составляет не менее 431 млрд рублей ежегодно.

— В свое время, будучи президентом Калмыкии, Кирсан Илюмжинов озвучивал идею создания так называемого «мясного пояса России» на базе республиканского животноводства. Ваше предприятие работает как раз в этом сегменте. Вы переняли илюмжиновскую идею?

— Нет, у нас свои проекты, никак не связанные с задумками бывшего главы РК. Хотя идею создания крупного мясопроизводящего центра разделяет любой житель Калмыкии. Мы традиционно являемся животноводческой республикой. Здесь есть собственные породы крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, собак и верблюдов.

Сегодня вся Россия испытывает проблемы с сырьем. Крупные производители являются заложниками импортного поголовья, вынуждены покупать племенное стадо. Но сегодня из-за роста курса доллара цена на него очень высока.

Наша же скотина самая дешевая как раз потому, что она калмыцкой породы. Калмыцкая порода скота — одна из старейших отечественных пород мясного направления. Она формировалась в условиях сурового резко континентального климата, преимущественно кочевого пастбищного содержания под воздействием искусственного и естественного отбора.

В результате сложилась крепкая конституция животных с целым рядом ценных свойств. Особого внимания заслуживает пластичность, выражающаяся в способности организма быстро изменять внутренний режим жизнедеятельности в соответствии с условиями внешней среды, а также высокая устойчивость к неблагоприятным факторам.

— Тем не менее для выращивания мясных пород вряд ли удастся обойтись без селекционной работы и необходимой генетики. Что в этой экономике самое главное?

— Чтобы вывести оптимальную коммерческую породу и повысить доходность компании, необходимо заниматься гибридизацией. В 1970-80-х годах на это обращалось внимание. Были положительные результаты селекции.

Но для этого необходимы правильные корма. Самая большая проблема в этом. Без кормов мы не сможем ощутить результаты генетики. Откормленный скот может показывать высокие результаты.

Откорм животных качественными продуктами переработки зерна позволяет увеличить производство мяса на 70% даже без увеличения поголовья. Чтобы обеспечить такой рост, производителям требуется постоянный доступ к качественной кормовой базе на внутреннем рынке.

Чтобы запустить масштабный проект по выращиванию крупного рогатого скота, нашей компании ежегодно потребуется свыше 100 тыс. тонн кормов и более 25 тыс. тонн зерна. В Республике Калмыкия это невозможно — либо мы «убьем» все остальные хозяйства субъекта, либо должны развивать свою кормовую базу.

— Климат в Калмыкии засушливый, а возить корма для эффективного производства мяса возить корма за 25 км уже нерентабельно. Откуда вы берете корма в нужном количестве?

— В этом году наша компания запускает первую линию нашей откормочной площадки на 1400 ското-мест КРС, которая станет одним из звеньев полного цикла — от выращивания скота до производства мяса и поставки его к потребителю. Все корма для нее выращиваются на месте — сотрудничаем с местным колхозом, производителем кормов.

В 2016 году мы хотим увеличить наши мощности до 10 тысяч ското-мест. Для этого понадобится дополнительно тысяча гектаров сельхозугодий в Октябрьском районе Калмыкии, на которых предстоит провести мелиорацию.

Будем использовать рисовые чеки, включая в севооборот производство сочных кормов. К 2017 году планируем довести площади орошаемых полей до 2,5 тысячи га.

Я много езжу по стране, бываю в Липецкой, Воронежской областях, где, казалось бы, никогда не было проблем с водой. Однако в последние два-три года и у них отмечаются зоны засушливости, и остро встает вопрос перехода на орошение.

В Калмыкии же ситуация намного хуже, но мы научились выращивать сочные корма.

— Какие сложности вы отмечаете сегодня в калмыцком животноводстве?

— Основная сложность — это люди, кадры. Отсутствие специалистов в области агрономии, зоотехники, инженерных профессий, трактористов, бульдозеристов, комбайнеров. Всех тех, которые и делают добавленную стоимость в животноводстве. Их необходимо включить в производственную цепочку от поля до прилавка.

Мы сами еще вчера были фермерами, понимаем их нужды. Теперь необходимо добиться кооперации на уровне сельхозтоваропроизводителей. Надо донести до фермера, что он важен, проводить учебу, просвещение. Они год работают, не покладая рук, несут все риски, терпят убытки, а зарабатывают меньше всех.

Но зато у нас есть главное — солнце, остальное можно проложить, провести, удобрить, привлечь, организовать.

— Как у вас поставлен вопрос сбыта на рынке этой высококонкурентной продукции? Вы планируете развивать свою розничную сеть?

— Сегодня наша розничная сеть в столичном регионе позволяет реализовывать пока только около 2% продукции. Нужно нарабатывать имя и максимально эффективно развивать экономику бизнеса и защитить его от рисков.

Региональные сети менее доходные, а требуют столько же вложений, сколько и столичные при меньшей эффективности. На следующем же этапе будем развивать сеть уже в Калмыкии и близлежащих регионах (Волгоградская, Астраханская, Ростовская области, Ставропольский край). Планируем довести розничную сеть до 30% продаж. С одной стороны, это поддержит общий интерес к продукции крупных и мелких оптовиков, с другой, мы будем развивать свой бренд «Чабан», что крайне важно на рынке.

Впрочем, мы не ставим задач сделать крупную федеральную сеть. Наша продукция претендует на некую эксклюзивность, это не массовый, а «зеленый» продукт. У нас высококачественное экологически чистое мясо, а не та заморозка, которая поставляется из-за рубежа.

— Как вашей компании удалось добиться исключения цепочки посредников из розничной реализации продукции?

— В 2007 году, когда мы только организовывали свое фермерское хозяйство, нам приходилось работать только через посредников. Испытывали сложности с реализацией. Перерабатывали сырье на чужих предприятиях, везли в Москву на чужих машинах. Фура простаивала на МКАДе, цена на наше мясо падала, вынуждены были продавать его по бросовой стоимости.

Постепенно пришли к мысли, что надо уходить от посредников. В июне прошлого года мы запустили крупнейший мясоперерабатывающий комбинат в регионе в селе Уманцево Сарпинского районного муниципального образования. Теперь выходим на откормочную площадку, выстраиваем розницу. По сути создается вертикально интегрированная компания.

Я вас уверяю, доходность розничной сети бешеная. Сегодня посредники собирают огромные деньги. Покупатели в нашем магазине на Новом Арбате удивляются, почему у нас все так дешево (цены ниже, чем в Волгограде и даже Элисте). Я отвечаю, что это мы еще накрутили больше, чем хотели, просто выкинули всех посредников (цены упали сразу на 200%).

Наша продукция и наших партнеров от производителей в разы дешевле. Большие магазины — мыльные пузыри, рыщут в поисках господдержки и зарабатывают за счет фермеров. Продают их товар за два-три дня, а отсрочку по платежам для себя выговаривают на 45 суток. Все это время фактически крутят чужие деньги. Говорят, что «сети нагнули всех производителей». Значит, надо качать спину и разгибаться.

 

Сергей Кисин

Источник: kavpolit.com

Be the first to comment on "Поднять бизнес на рога"

Leave a comment