Калуга, ставшая Кавказом для имама Шамиля

thrombo.ru.

a0ea66f36a8ed181344abe94d4a4fc82

Почему император Александр II отправил плененного имама Шамиля именно в Калугу, с точностью не известно. Есть предположения: в этот город прежде не раз определяли на жительство высокопоставленных пленников, окрестности Калуги, леса и овраги, могли имаму отдаленно напомнить родные места…
Можно продолжить догадки: купеческий город отличался благодушием к иноземцам и иноверцам, поскольку жители его часто имели дело с заморскими торговцами. Шамиль в этом убедился в первый же день, когда калужане устроили ему пышный прием около гостиницы.

Современники вспоминают, что народ не расходился до поздней ночи, желая видеть именитого горца, а когда имам выглядывал в окно, выкрикивали громкое «Ура!» На следующий день Шамиль и его сын Кази-Магомет отправились на прием к генерал-губернатору В. А. Арцимовичу. И опять целый день его преследовали калужане. В городском парке, после беседы с губернатором и осмотра выделенного для жительства дома, Шамиль уже оказался пленником простых горожан. Они окружали горца, пожимали руки, восхищались им. Русского языка имам не знал. В помощь Шамилю были определены пристав, врач и переводчик. Имаму выделили трехэтажный дом принадлежавший полковнику Сухотину (построил его местный купец И. Билибин). Аренда оплачивалась из казны – 900 рублей в год. Император определил пожизненное денежное содержание имаму в размере 15 тысяч рублей в год. Через несколько месяцев к Шамилю и Кази-Магомету прибыли остальные члены их семьи – две жены имама, дети, прислуга, всего 22 человека.

Калужский период жизни имама продлился девять лет, с 1859 по 1868 гг. Он был наполнен разными событиями как приятными, так и горестными. В Калуге умерла его любимая дочь Нафисат. Император велел похоронить ее за счет казны, чем в очередной раз растрогал Шамиля. Но эта смерть оказалось не единственной – всего за девять лет в этом городе умерли 17 человек из семьи и свиты имама.

Шамиль активно изучал русское общество, гулял по городу, пока ему не наскучило, посещал театр, гимназии, больницы. К нему на прием желали попасть и гражданские, и военные лица, в том числе и те, кто воевал с ним на Кавказе. Таких людей было так много, что приставу пришлось организовать запись на прием. Дамы любили с имамом пообщаться в светских салонах. Среди них были вдовы убитых на Кавказской войне офицеров. Современники вспоминают, что одна из них сказала, что посчитала бы его очень хорошим человеком, если бы «он не убил ее мужа». Шамиль ответил, что, если бы знал, что этот офицер был таким хорошим человеком, он бы ни за что не убил его.

У современников можно отыскать записанные ими цитаты Шамиля, которые хорошо демонстрируют чувства имама. Подробные свидетельства оставили И. Захарьин-Якунин, приставы А. Руновский и П. Пржецлавский. Называя свою жизнь в Калуге «райской», имам как-то поделился: «Если бы я знал, что здесь мне будет так хорошо, я бы давно сам убежал из Дагестана». На «новоселье» он обратился к местному предводителю дворянства: «После того как я вам сделал так много зла, — совсем другое дело: за это зло, вы, поступаете со мной как с другом, как с братом… Я не ожидал этого, и мне теперь стыдно, я не могу смотреть на вас прямо и всей душой был бы рад, если б мог, провалиться сквозь землю…». В своем письме Александру Второму Шамиль подчеркивал: «Ты, Великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием. Ты, Великий Государь, подарил мне жизнь; Ты, Великий Государь, покорил мое сердце благодеяниями. Мой священный долг благодетельственного дряхлого старика и покоренного Твоею великой душой, внушать детям их обязанности перед Россией и ея законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь, за все благодеяния, которыми Ты постоянно меня осыпаешь. Я завещал им быть верноподданными Царям России и полезными слугами новому нашему отечеству. Успокой мою старость и повели, Государь, где укажешь, принести мне и детям моим присягу на верное подданство. Я готов произнести ее всенародно». Присягу Шамиль принес 26 августа 1866 года (в день седьмой годовщины пленения!) в парадной зале Калужского губернского дворянского собрания. Когда имама спросили, не хочет ли он вернуться на родину, тот ответил: «Зачем? Теперь Кавказ – в Калуге». Но имамом себя Шамиль уже официально не называл, а письма подписывал «раб Божий Шамиль». И он очень жалел, что в свое время не обращался со знатными российскими пленниками так же учтиво, как с ним в России.

 

Память о плененном и возвеличенном горце

Имам Шамиль и 400 его верных воинов были окружены 25 августа 1859 года в Гунибе. На следующий день имам сдался. Но никто в России из вельмож и чиновником не напоминал ему о его поверженном положении. Напротив, многие называли его героем и задабривали подарками с первых же дней плена — кавказский наместник князь Барятинский преподнес ему медвежью шубу, спасшую его от русского мороза, император Александр Второй – четырех коней. В быту Шамиль был аскет, что, возможно, останавливало других богатых калужан от дорогих подарков. О жизненном стиле имама можно судить по единственной сохранившейся комнате в доме купца И. Билибина – диванной. Ее попытались воссоздать с документальной точностью. Она небольшая, метров десять – двенадцать, кроме дивана, сегодня в ней кресло, ковер ручной работы (подарок дагестанского землячества), бурка и столик с Кораном.

Место проживания Шамиля в Калуге приобрело статус музея благодаря прозорливому решению властей. В советское время дом купца Билибина (в историю города он вошел как «Дом Шамиля») переделали под школу. Слева пристроили три этажа, придав зданию ассиметричный вид, сад уничтожили ради новых построек. Внутри здания провели перепланировку. (В шамилевский период в нем насчитывалось 13 комнат. Третий этаж занимали его жены и дочери, первый и второй были «мужскими».)

Затем в доме обосновался выставочный комплекс областного музея краеведения. В апреле прошлого года в музее открыли «Комнату Шамиля» — ту самую диванную, где он любил отдыхать.

— Дагестанское землячество подарило нам ковер и бурку, — рассказала мне музейный экскурсовод Нина Махайлова. – Они свято относятся к этому месту, в определенные дни молятся здесь. Совместно мы попытались воссоздать в комнате атмосферу периода проживания Шамиля.

В эти дни здесь проходит экспозиция о Шамиле – на стене комнаты вывешены фотографии имама и его близких во время жизни в Калуге. Например, здесь представлена интересная фотография сына Шамиля, родившегося уже в Калуге в 1862 году — Мухаммад-Камиля. Во время хаджа 1871 года имам скончался, а семья осталась на Востоке. Его младший сын впоследствии стал маршалом турецкой армии, а внук Саид-бек, изображенный на фото, — известным деятелем Горской республики. Рядом – фото старшей жены Заидат. Про нее писали, что она, подчиняясь горскому этикету, мусульманской традиции, была сдержана и покорна, но в тоже время очень сильно влияла на Шамиля, особенно во время жизни в Калуге. Заидат не отличалась красотой, но лицо у нее было умным, подчеркивают в воспоминаниях те, кто видел ее. Экспозиция знакомит с фото, на которых изображены сыновья и дочери Шамиля. Есть и снимок с торжественной церемонии принятия имамом подданства российского Императора. Калужане с удовольствием посещают выставку редких фотографий.

Шамиль в Калуге – очень поучительная тема для нашего времени. Горец ожидал встретить в этом русском городе враждебно настроенных людей, озлобленных за гибель русских офицеров и солдат на Кавказе, но на самом деле имам стал любимцем калужан. Он чистосердечно повинился перед ними – многого, мол, прежде не знал и не понимал. В ответ услышал, что и его здесь представляли законченным головорезом, но ошиблись. Возможно, затяжная Кавказская война 19 века вся была от взаимного непонимания. И современные российско-кавказские трения уж точно – от полного непонимания общего пути этих народов, без войн и бессмысленного взаимоуничтожения. Как завещал нам имам Шамиль!

Олег Кусов

Источник: vestikavkaza.ru

Be the first to comment on "Калуга, ставшая Кавказом для имама Шамиля"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*